January 17th, 2015

Последствия стычек с ДРГ карателей в Первомайске

Оригинал взят у novorosinform в Последствия стычек с ДРГ карателей в Первомайске

Видео военкоров телеканала НКН о последствиях обстрелов украинских карателей Первомайска. Опаснейшие не сдетонировавшие снаряды остаются на территории многострадального городка.

Герой по имени Артем...

Оригинал взят у novorosinform в Герой по имени Артем...

«Есть такая профессия – Родину защищать» - эта давно известная по легендарному кинофильму «Офицеры» фраза из  уст командира роты Управления 4-й отдельной бригады Министерства Обороны ЛНР, капитана А.А.Саратова - парня с открытым и очень русским (просто классически русским!) лицом - прозвучала так, будто он произнес ее впервые: настолько естественно и просто она была сказана им.

Сам Артем – из тех людей, кто с достоинством и по праву может сказать о себе, что он проливал свою кровь за Новороссию! В одном из боев он получил тяжелейшее ранение с серьезным повреждением части скелета. Сейчас идет процесс интенсивного восстановления здоровья.  

- Артем Анатольевич, Вы – человек на войне  все-таки неслучайный, продолжаете военную офицерскую династию…

- Есть такая профессия – Родину защищать. Воплощением этой истины для меня всегда оставались мои брат и отчим – Царство ему Небесное! Оба служили. Равняясь на них, я узнал цену таким понятиям как долг, честь. Сейчас Родина  в опасности, пришла моя очередь ее защищать!

- В какой момент Вы поняли, что «час пробил»?

- Когда украинцы устраивали Майдан и безобразничали в Киеве, мы на Донбассе продолжали работать, чтобы кормить всю страну. А как только мы позволили себе возмутиться происходящим, высказать свое мнение против самозванцев у власти, фашистская хунта направила против нас свои войска, чтобы убивать мирное население. Укронацисты слышат только себя, но не народ. Я все это в корне не приемлю, и буду бороться за справедливость, как и в первом бою с нацистами.

- Где и при каких обстоятельствах это произошло?

- В середине весны нам с моими товарищами довелось штурмовать областной сборный пункт в Луганске. Подлую, трусливую сущность «нацгадов» из «Правого сектора»  мы тогда-то и поняли. Их было человек 40, может, и больше. Засев в глубине здания, они прятались за спинами двух сотен «срочников». Это их не спасло…

- А как Вы оказались тогда в Луганске?

- В то время как раз проходил референдум, и я принимал в нем активное участие. Я не хотел оставаться в стороне, считал, что это мой долг - способствовать его проведению.

- Ранение Вы там получили (Артем до сих пор ходит, опираясь на костыль – ред.)?

- Нет. Ранен был гораздо позже, при августовской обороне города Красный Луч. Тогда «укры» начали заход на наши позиции со стороны Дмитровки и близлежащих поселков. Основные наши силы начали передислокацию, а мы прикрывали маневр. Сами отойти не успели, попали в окружение. Там, в окружении «нацгадов», были целую неделю. Если бы не подкрепление, вряд ли вообще выбрались бы. Нас была горстка, их – рыл триста с поддержкой танков, БМП, минометов.

- Какие потери понесли каратели при попытке взятия Красного Луча?

- Одной только техники мы уничтожили около четырехсот единиц. Да и самих «укропов» положили там немало...

- А какое у вас самих было тогда вооружение?

- В это трудно поверить, но боевые действия многие из нас вообще начинали с  охотничьими ружьями. Автоматы в руках – это в лучшем случае! Некоторые ребята даже с «мелкашками» шли на «нациков», а они были вооружены, что называется,  до зубов!

Первые более-менее приличные трофеи нам достались в схватке с «украми» под Лисичанском 22 мая. Тогда нам противостояли 5-й батальон 30-й механизированной бригады и развернутая рота батальона «Днепр-2». Они пытались войти в город со стороны Рубежного. Ополченцев было около 45 человек. Кстати, все ребята из Луганска и Стаханова. Благо нам, что они не знали, сколько нас. Мы грамотно передвигались по «зеленке», меняли позиции - и противнику показалось, что нас очень много. В итоге, с нашей стороны -  восемь «двухсотых» (по старой, еще советской традиции, военно-транспортная маркировка «груз 200» означал гробы с телами погибших воинов, т. е. «убитыми» – ред.) и около пятнадцати «трехсотых» («груз 300», т. е. «ранеными» – ред.). С их стороны – под «ноль» были  уничтожены и батальон украинской армии, и рота из «Днепр-2».

В тот день, когда для поддержки армейской части «укров» подошло подразделение  из «Днепр-2», к нам на помощь из города Антрацит пришли казаки, которые здорово помогли. Ударили с фланга… Эту дату я запомню навсегда. Тогда под Лисичанском погиб мой друг. На войне с нацистами я уже потерял много хороших товарищей. И это еще одна серьезная мотивация, чтобы бороться с их античеловеческой идеологией до победного конца.

- Говоря о бесчеловечности, Вы имеете в виду также события в поселке Металлист, прилегающем к Луганску,  непосредственным участником которых Вам довелось быть? Там ведь было все очень серьезно…

- Да, там было очень серьезно. По этому населенному пункту и по нам они, в основном, «работали» артиллерией. С их стороны были танки, БМП. С воздуха их поддерживал вертолет. Много хороших ребят погибло тогда – что тут скрывать! Большие потери были – порядка 120 погибших, это за трое суток боев за Металлист! Когда с удобной высотки «укропы» работали 120-ми минометами, счет жертв шел на десятки. При этом они не щадили и своих. Их мины тогда из-за близкого расположения минометов летели по крутой параболе, и взрывались в воздухе на высоте 50-60 метров, накрывая осколками и свои же подразделения.

- Как Вы считаете, это просто отсутствие навыков и умения со стороны бойцов украинских минометных расчетов или принципиальная позиция – не щадить даже своих?

- Нет, это как раз их принципиальная позиция… А сколько они потом, в августе месяце, когда пытались взять Красный Луч, своих в полях закопали. Просто выкапывали траншеи, и скидывали туда мертвых. Тогда, как я говорил, одной только техники  было сожжено нами порядка 400 единиц. Можете представить, какие были у них потери…

- В этом основное отличие нацистов от защитников Донбасса. Им, видимо, чуждо то чувство невероятного подъема боевого духа, которое свойственно ополченцам, с «мелкашками» и охотничьими ружьями выходивших против танков. У простых и, в общем-то, нормальных парней из украинской армии, которых насильно, как «пушечное мясо» гонят на ненужную им и, по большому счету, греховную войну против своих же братьев-славян, нет той мощной мотивации, которая свойственна защитникам ЛНР и ДНР…

- Да, это так. А видя, насколько мы сплочены, как действительно высок у нас дух боевого братства, их начальство начинает придумывать небылицы о том, что на нашей стороне воюют профессиональные российские военные! (В связи с этим вспоминаются слова ополченца из другого подразделения, который с улыбкой  рассказывал автору этого интервью, что во время боя на одной из горячих позиций, они услышали про себя при радиоперехвате, как украинские офицеры в панике в эфире называли их… российским спецназом ГРУ, который «сейчас перебьет их всех», и что надо, как можно скорее, «валить отсюда»  – ред.)

Как правило, набор в подразделение происходил так: к нам приходили парни, мы с ними разговаривали, общались, беседовали – и выясняли по факту, какие у них цели в жизни и какова жизненная позиция. И если человек четко говорил, что ему надоел этот «бардак», и он хочет идти бить этих непрошенных гадов, которые нас не считают даже за людей и которые называют нас третьесортным быдлом - то его позиция была понятна.

А по поводу «мелкашек» - это действительно правда. Ребята просто занимались спортивной стрельбой в кружках: вот и взяли их с собой как оружие. Другие делали обрезы из охотничьих ружей  – для более удобной стрельбы…

Мы воюем с правдой, которая поддерживает нас со спины и стоит за нашими спинами. В наших рядах есть, конечно, бойцы из России, которые приехали по-братски нас поддержать, но большинство - люди местные, мирных профессий. Нас объединило стремление вместе бороться со злом под названием Киевская хунта.

- А кем Вы были до войны по профессии?

- Горным инженером. Закончил профильный вуз… Да и большинство из нас имеют сугубо мирные профессии.

- Другими словами, продолжить военные традиции Вашей династии и взяться за оружие вас все-таки, по большому, счету заставила война… Своего будущего в составе Украины Вы не видите ни при каком раскладе?

- Нет. Уже не мыслю жизни в составе Украины. Эта страна предала нас. Она подняла армию против своего народа. А уж ее идеология – это просто не обсуждается… Мы отстоим свою республику, которой будем гордиться!

Действительно, согласно известному выражению, в СВОЙ народ армия стреляет только один раз, потом она стреляет уже в народ – для нее ЧУЖОЙ!

Алексей «Мономах»

Спектакль для "Заокеанских хозяев" Фонда Егора Гайдара

Оригинал взят у novorosinform в Спектакль для "Заокеанских хозяев" Фонда Егора Гайдара

Сегодня в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации состоялась дискуссия на тему "Политические тенденции: оценки, анализ, прогноз", в которой приняли участие либеральныеобщественные деятели, эксперты и журналисты.

Среди них были один из руководителей оппозиционного движения "Союз правых сил" Леонид Гозман, начальник аналитического отдела "Левада-Центра" Алексей Левинсон, член правления Фонда Егора Гайдара Андрей Колесников, бывший советник президента Бориса Ельцина Георгий Сатаров, а также профессор Гарвардского университета Тимоти Колтон.

Круглый стол начал напоминать хорошо поставленный спектакль, когда ведущий Леонид Гозман заявил о том, что участники беседы будут отвечать на заранее подготовленные им вопросы. В течение двух с половиной часов они обсуждали между собой социально-экономическую ситуацию в России, критиковали ее политическую систему, сокрушались по поводу эскалации кризиса на Украине и санкционной войны с Западом. Затем Гозман предложил каждому участнику обратиться к президенту Путину с советом о том, что же делать дальше. Многие, в том числе американец Тимоти Колтон, посоветовали сменить режим, а Владимиру Путину - просто уйти...

Окончательно фарс проявился, когда курьезно оговорился член правления Фонда Егора Гайдара Андрей Колесников, в ходе беседы сославшись на "наших заокеанских хозяев", которые, видимо, и должны помогать лечить наше общество от "патриотических бактерий". Вот так - ясно и однозначно, на грани хамства. Затем Леонид Гозман как бы растерянно заметил, что положенное время истекло и вопросов из зала не будет. Легкий ропот части уже уставшей и начинающей кое-что понимать аудитории к результату не привел, и все стали расходиться. Кроме американских и чешских СМИ...

Впечатление осталось не очень веселое, ведь очевидно, что все это было отрежиссировано "заокеанскими хозяевами" либеральных "экспертов". Цели прозрачны, и сомнению не подлежат - подрывать единство народа и власти, авторитет президента Владимира Путина, сеять неуверенность в завтрашнем дне и эгоистичную психологию, подвергать сомнению и высмеивать патриотический курс, взятый нашим обществом.

Удивляться здесь не приходится. Вот что пишет в своем вступительном слове о деятельности Фонда Егора Гайдара Анатолий Чубайс, председатель его попечительского совета: "По своему опыту я знаю, что масштабные изменения не происходят в одночасье: должно вырасти новое поколение людей, впитавших в себя либеральные ценности. Чтобы распространять их, мы работаем сразу в нескольких направлениях".

Поэтому следует ожидать новых спектаклей настоящей информационной войны с теми же и, конечно, новыми актерами. Здесь, разумеется, всем нужно проявлять бдительность, но радует одно: наш народ стал мудрее, и так просто его уже не проведешь.

Источник