Руслан Ляпин (lrus1981) wrote,
Руслан Ляпин
lrus1981

Categories:

Сколько стоит «Слово офицера»?


  Эта история всколыхнула наши провинциальные Ровеньки, где до сих пор не запирают на ночь двери, а убийства происходят хорошо если раз в год и то чаще всего на фоне прихода лесного зверька – белки.

А тут тебе и раз – у работника скорой помощи Алексея Зубкова забрали сына. И не просто забрали, а с полицией и прокуратурой прямо из больницы. 

- Я ветеран Афганистана, по возвращению из армии ушел работать фельдшером в нашу местную Ровеньскую больницу. В 2000 году женился и через два года у нас в семье появился сынишка Ваня, - рассказывает Алексей, -  моя, теперь уже покойная, супруга является инвалидом 3 группы со страшным диагнозом – сахарный диабет. В конце марта жена снова начала болеть, в этот раз ее состояние резко ухудшилось. В нашей больнице ей дали направление на лечение в Белгороде. Это было шестого апреля этого года, - продолжил Алексей, - она позвонила своим родителям и тут же приехала ее сестра и мать, которые сказали, что сами отвезут Елену в больницу и обо всем договорятся. В принципе я был не против, расстались мы мирно, жена пообещала звонить, как только ей станет лучше. Но затем…

  Затем произошло то, во что мне до сих пор плохо верится. Мы остались с десятилетним Ваней вдвоем – сын ходил в школу, четвертую четверть он у меня закончил как ни когда – хорошистом. На Пасху решили с сыном ехать проведать ее в Белгород. Позвонили, но трубку взяла ее мать и сказала, что Елена в реанимации, состояние по-прежнему тяжелое и к ней все равно не пустят. К слову, если и возникали серьезные скандалы в нашей семье , то из–за родителей жены, «уважаемых людей» из города Губкина, откуда родом моя бывшая супруга, которые были настроены против нашего брака, да и понятно – девушка из «хорошей семьи» вышла замуж за простого сельского фельдшера.

Лена все-таки позвонила в конце мая. Не мне – сыну. И попросила украсть ключи от квартиры пока я буду на работе, чтобы собрать вещи и уехать навсегда жить с ней в Губкин. Сын расплакался и вечером рассказал все мне. Я как мог, успокоил ребенка. А сам понял, что-то не ладное и на следующий день попросил куму забрать его к себе домой.

И вот завертелось.



Тесть, теща и жена приехали на следующий день. Не найдя Ванечку они поехали в прокуратуру и меня первый раз вызвали на допрос. Сначала меня прокурор меня пугала, что заведут дело и посадят за кражу собственного сына. Вот только как я, законный отец, не лишенный родительских прав и постоянно живущий с ним мог его у себя украсть – так объяснить не смогли. Дальше начали пугать проблемами, да вот тоже беда – бояться я отвык еще в Афгане. Пока со мной «беседовали», сотрудники полиции  провели обыски у моих родителей и родни, заодно доведя отца до сердечного приступа.

Не найдя сына и ничего от меня не добившись, прокурор пошла на попятную. Она дала честное слово прокурора, что если я привезу сына в больницу, его проверят на физическое и психологическое насилие и ничего не найдут, то она нас отпустит, а дальше пусть разбирается суд. И я поверил. Сели в машину и поехали в больницу, заодно я позвонил куму и попросил привезти сына, а заодно спросил у бывшего хорошего знакомого полицейского - это точно не засада. Он дал слово офицера, что не допустит ничего незаконного. Со времен войны я привык, что слово офицера – это закон, видимо времена уже не те.

В больнице Ваню осмотрели и сделали записи, что ребенок абсолютно здоров и ничего к нему не применялось. Вот, казалось – бы, конец истории, но это было только начало. После осмотра прокурор начала говорить сыну: «А ты не хотел бы к маме, жить в большом городе. Ходить в Дисней Лэнд», я поинтересовался, зачем эти разговоры, но ответа узнать не успел.  К больнице подъехало 6 полицейских машин и стражи порядка толпой ввалились в  отделение и стали передо мной стеной. Прокурор объявила, что присуждает ребенка матери и колона двинулась к выходу. Мне не оставалось другого выхода как набрать 02 и сообщить. Что группа вооруженных лиц похитили у меня сына, дежурный сначала заволновался, но узнав, что это в больнице успокоил – это наши. Я ответил, что ваши или нет, я не знаю, на них не написано, а удостоверения мне никто не показывал, да и представиться забыли, так что принимай заявление. ока я общался с дежурным, сына под конвоем вывели из больницы и передали матери и дедушки с бабушкой. Спасибо хоть попрощаться дали.

Дальше были мытарства, я обращался всем кому только мог достучаться: в следственный комитет, премьеру и президенту, Единую Россию.

Надежда терялась все больше, как случилось горе, которое должно было расставить все на свои места – умерла Лена и единственным родителем остался я, но…

Но с этим не могли смириться бабушка и дедушка и снова потянулись суды.

Мне тоже надоело быть все время крайним и я подал иск в суд  на противоправные действия прокуратуры, полиции и органов опеки.

16 октября по этому делу состоялось очередное судебное слушание, на котором Алексей требовал признать незаконными действия прокуратуры, полиции, а также органов опеки и попечительства. Случай для нас по истине неординарный – простой человек бросил вызов системе. И что еще удивительней за него спиной стали как простые люди так и общественные организации. В этот день поддержать Зубкова пришли: казаки во главе с  атаманом Ровеньского станичного общества Игорем Александровичем Контаренко, ветераны Чечни и Афганистана вместе со своим председателем совета ветеранов боевых действий Ровеньского района «Боевое братство» Сергеем Павловичем Ковалёвым, члены Ровеньского отделения «Союз Чернобыль», во главе с его руководителем Владимиром Анатольевичем Калитченко, соратники Ровеньского отделения БРО «Народный Собор» с их руководителем Иваном Гришко и координатором Русланом Ляпиным.

К ожалению, суд опять перенесен на 23 октября и будем верить, что все таки у этой тяжелой и страшной истории будет счастливый конец.


Tags: общество, театр провокаций
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments